Sign in / Join

Приходские анекдоты

115
0
Приходские анекдоты

О вреде осуждения, дьяконе без слуха и «продаже» крещенской воды (приходские анекдоты из Екатеринбурга)

Рассказывает протоиерей Алексий Яковлев, настоятель храма святителя Николая на Синих Камнях

В храм заходит человек с банкой в сумке. Я встречаю его почти на входе и спрашиваю: «Вы, должно быть, за водою пришли?» Он соглашается. Я выраженно умиляюсь и прошу прочесть объявление на стенке.

Текст объявления гласит: «Дорогие братья и сестры! В этом году плата за крещенскую воду такая: рассказ о событии Богоявления – в связи с этим-то праздником сегодня и освящается вода. Если вдруг вы не знаете, что сказать, обратитесь к сотрудникам храма – они помогут».

В основном подавляющее большинство читать соглашается. Если несколько человек – все вместе и читают. Потом происходит разное.

Вариант 1

О Богоявлении человек рассказывает дельно и подробно. Вспоминает обычай крещения в этот день.

Я подбираю челюсть с пола, и под пение многолетия мы (вместе с челюстью и человеком) входим в храм, где, осыпаемый лепестками роз, человек видит, как с всевозможным уважением сотрудники храма наливают ему воды. Вариант не встречающийся.

Вариант 2

Прочитав объявление, человек как-то очень по-человечески улыбается. И говорит: «А помогут?» Призывая мысленно все возможные благословения на душу этого человека, передаем его кому-нибудь из тех самых сотрудников храма, не занятых разливанием или наклеиванием приличествующих надписей на фиалы с крещенской водой. Наш сотрудник ведет нашего человека к скамейке или табуретке, усаживает, дает в руки Евангелие, открывая на одной из закладок, и показывает, что читать. Если вдруг шрифт мелковат, дает специальный листочек с евангельским текстом, набранным крупно. И, по желанию, детский пересказ (М. Кучерской). Потом наливают водицы.

Вариант 3

Безропотно, но чуть покраснев, но и все понимая (всем жить надо), лезет за кошельком. Спрашивает: «Сколько?»

Призывая мысленно все возможные благословения на душу этого человека, говорим:«Это, конечно, вы неплохо придумали, и мы только за, но самая главная плата, после которой можно сделать и вот это вот пожертвование из прямо-таки кошелька, – другая. Дочитайте до конца, пожалуйста». Далее с небольшими вариациями – вариант 2.

Варианты 2 и 3 – самые частые.

Вариант 4

– Да я лучше заплачу, – не вполне понимая, что происходит, человек лезет за кошельком. Впрочем, многие носят деньги и так. В кармане.
– Ах нет, у нас несколько другая плата.
– Да понятно, только я ничего такого не знаю и мне некогда. Берите деньги, – и, спохватываясь, – нас этому не учили.

(Здесь очень сложно призвать все возможные благословения, но хоть какие-то можно. Честное слово).

– А мы Вас посадим на крайне удобный стульчик, дадим книжечку, и вы сами все прочитаете. (К сожалению, я не знаю уменьшительно-ласкательной формы для глаголов. Но некоторые из сотрудников, такое впечатление, что знают).
– А я без очков.
– Эх, зря. В храме очки нужны, тут все грамотные, страсть прямо. Но ничего страшного, шрифт в этой вот книжечке не мелковат?
– Мелковат.
– А вот на этом листочке, здесь кегль 28 или 30…
– Гм… Очки чего-то запотели.
– Да, очки в наше время пошли не те. Бросьте их, мы сами Вам прочитаем.

Читаем.

Вариант 5

– Слушайте, не морочьте мне голову. Я лучше заплачу, а эти все… это все… вот мне не надо.
– Но, простите, у нас такая плата…
– Да не по-людски, налейте уже без этих разговоров!

Далее – либо вариант 4, либо

Вариант 6

Какой-нибудь скандал. Человек, крайне недовольный попами на мерседесах, уходит.

Вариант 7

На приветствие входящий не откликается. Прочитав объявление, ничего не говорит, но молча, с целеустремленностью типа «там разберемся», проходит. Вступить в контакт не получается, ибо молчит и никуда не смотрит.

Что еще? До половины спрошенных, Кто крестился, не знает.
– А давно водичку-то берете?
– Да лет двадцать.

***

Подходит одна из старших дочерей ко мне и благовествует: «Нам батюшка сказал, что есть такая молитва для воинов, в которой как бы разрешается ругаться!»

Я, пройдя мгновенно мыслью путь от Русской Идеи с загадочной русской душой через антиномии христианства, нашел правильный ответ, есть ли такая молитва или нет.

А вы? Подсказка: она как бы и есть, но ее, конечно же, нет.

Зря я, что ли, про антиномии-то помыслил…

Это – молитва перед бранью!

***

Одна из матушек наших уже стареньких (за 70) сокрушенно однажды делилась, мол, не получается у нее внимательного чтения. Чего? А Клайва Льюиса «Писем Баламута».

Так и представил себе сборничек с грехами, где написано, например: «Стирала в выходные дни, невнимательно читала Клайва Льюиса, не знала, кто такой С. Аверинцев, делала неправильное ударение в имени Леголас…»

Рассказывает протоиерей Алексий Долгоруков, настоятель храма в честь Рождества Иоанна Крестителя

Как да как вы стали священником… Пристанут ведь – не отвертишься. Сказать по правде, священником я становиться и не собирался. Диаконом – да. Была такая мыслишка. Но Провидению иное было угодно.

Перед диаконской хиротонией пригласили меня в кабинет Владыки. Владыка долго беседовал со мной, что да как, выспрашивал. А в конце беседы сказал:

– Вот ты в дьяконы собрался, а слух-то у тебя есть? Ну-ка спой чего-нибудь.

Встал я, как положено, и исполнил «Царю Небесный». Владыко задумался, пожевал губами:

– Да… Дьякон из тебя… того… не очень. Ну да ладно – будешь священником. Иди, готовься.

И я пошел, слегка ошеломленный.

В приемной попы не без ехидства спросили:

– Ты чего это… орал там?

Через неделю я был диаконом, а через две – иереем.

Вот так, друзья мои. Промысл, во всем Промысл!

***

Пришел как-то в храм мужчина, просит освятить нагрудную иконку. Беру образок в руки, поднимаю на лоб очки, щурю подслеповатые глаза. Кто изображен, какую молитву творить? И вдруг, неожиданно для самого себя, почти на весь храм кричу: «Козел!!» Показываю подвеску, вздрогнувшему мужчине: «Козел». Подтягивается любопытствующий народ: «Козел?» Мужичок сердито вырвал у меня сей «образ»: «Ну и что ж такого, что я козерог». И вышел из храма.

Зря, конечно, я так. Погорячился. Помягче надо было.

Ну, с другой стороны, при других обстоятельствах, назови человека козерогом, так и по рогам надавать могут!

***

90-ые годы. Решили возле храма «кладезь ископать». Приехал экскаватор и давай землю скрести. Прибегает возмущенный сосед: «Святой отец, почему экскаватором землю роете?» – «А что такого»? – «Как что?! Ведь религия с наукой борется!»

***

Лето, жара. Сажусь в маршрутное такси и вижу: сидит у окна девица пышных форм в неприличных размеров юбчонке. А напротив ее пьяненький мужичок. Посмотрел я на эту парочку неодобрительно и сел подальше от греха. Окна в такси зашторены, но девица, отодвинув шторочку, на дорогу поглядывает. А проезжать должны были мимо храма. И вдруг девица, видимо, узрев храм, к моему великому изумлению, совершает широкое, я бы сказал, истовое крестное знамение. Это было так неожиданно, что в первый миг я растерялся. Растерялся и тут же порадовался: «Вот ведь как… а я-то…»Но дальше началось самое интересное. Пьяненький мужичок заприметил жест девушки, оторвал хмельной взгляд от ее колен и стал вслед за ней мелко и невнятно креститься. Это было уж слишком…

Всю оставшуюся дорогу я с грустью и радостью думал, что непреложны слова Господа о том, что скорее пьяницы и девицы с голыми коленками войдут в Царство Божие, чем протоиереи и просто иереи.

***

Сажусь однажды в трамвайчик. Вижу – мужичок с книжкой сидит, по виду совсем православный: волосы нечёсаные, борода всклоченная, костюмчик, как и положено, мятый, засаленный, ботинки грязные. Словом, наш человек. Что за книгу, думаю, читает: акафистник или жития? Подошел и опешил – Библия. И Библия вся такая зачитанная, с почеркушками. Наши-то обычно чистенькие – видно, что открывают их бережно и нечасто. Стою и гадаю: наш или сектант? Но скоро моё недоумение разрешилось – господин этот стал выходить и выдал свою сектантскую сущность, на весь вагон закричав: «В ДК таком-то… тогда-то…евангельские…» Всё стало сразу ясно. Вот и верь после этого сектантам! Прикинутся, понимаешь…

***

Рассказывает дьякон Георгий Исупов, клирик храма Вознесения Господня

Я иду по городу, спешу на беседу, опаздываю. Красный свет долго горел, думаю:«Пробегу, тут ведь одностороннее движение». Оказалось, за цветочным киоском спрятался гаишник и в это время терроризировал двух женщин. Я перебегаю – а он кричит с таким восточным акцентом: «Ээээ, маладой человек, иди сюда!»

Подошел.

– Пачиму переходишь на красный?
– Друг, тороплюсь.
– Куда торопишься?
– В храм.
– Ну ща, подожди.

И продолжил разбираться с женщинами. Одна была таджичка, а вторая – русская. Таджичку он отпустил, потому что сам был похожей национальности, а русскую допрашивал.

Была зима, холодно, и он предложил мне зайти в цветочный киоск. В итоге он отпустил и русскую, а вот со мной решил поговорить поподробнее. Спросил паспорт, его у меня с собой не было, я предложил позвонить жене, чтобы узнать данные.

Когда тот начал заполнять протокол и узнал мою фамилию, то очень удивился:

– Как это ты Исупов? – с характерным таким ударением на первую букву, протяжно. – Юсупов надо (с такой же манерой исполнения).

– Ко мне какой вопрос? Это фамилия моего отца.

Уточнил у меня, в какой храм я спешу.

– Как в православный? Да тебе в мечеть надо!

В итоге штрафовать не стал, но протокол заполнили.

Была у меня мысль сбежать, но я торопился на беседу по апостолу Павлу, который говорил, что закон нужно исполнять.

***

Служил у нас в храме один удивительный батюшка. Очень любили его женщины, от них просто отбою не было.

Однажды пришла к нему одна женщина и спросила:

– Батюшка, я слышала, Вы прозОрливый.

Батюшка как раз недавно пообедал и отдыхал.

– Я не прозОрливый, я прожорливый!

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
300
wpDiscuz