Sign in / Join

Русская судьба учения Коперника

Коперник
Коперник целый век трудился,
чтоб доказать Земли вращенье…
Старинная студенческая песня

Как известно, долгое время в астрономии была принята геоцентрическая система Птолемея, последователя Платона и Аристотеля, согласно которой Солнце и все планеты вращаются вокруг Земли. И только в ХVI веке было сказано новое слово – вышла книга «Об обращении небесных сфер». Автор ее, Николай Коперник (1473–1543), поляк из города Торунь, был священником, инженером, врачом и астрономом. Наблюдая движение небесных тел и производя астрономические вычисления, он пришел к выводу, что система Птолемея ошибочна.

Последние часы жизни Коперника. Гравюра по картине А. Лессера. 1878

Последние часы жизни Коперника. Гравюра по картине А. Лессера. 1878

Язык книги Коперника, в соответствии с духом времени, изысканно-образен: «В середине всего находится Солнце. Действительно, где еще в таком великолепнейшем храме можно было бы иначе и более удачно поместить этот светильник, как не в том месте, откуда он может освещать одновременно все? Ведь Солнце и впрямь, как бы восседая на царском троне, правит обращающейся вокруг него семьей планет…».

Когда книга была издана, ученое окружение папы Римского не сразу сообразило, что польский каноник (член церковного совета) фактически отменил систему Птолемея, которую Ватикан считал единственно верной. Правда, автор предисловия к шеститомной книге Коперника и редактор издания Андрей Осиандер представил дело так, что гелиоцентрическая система создана всего лишь для упрощения астрономических вычислений.

Такая трактовка умаляла ценность теории Коперника, но… спасла книгу от инквизиции. И поэтому несколько десятков лет учение Коперника свободно распространялось по Европе. А когда папское окружение спохватилось, было уже поздно: гелиоцентризм завоевал мир. Несмотря на это, учение Коперника было в католических странах запрещено до 1836 года.

Но постепенно у людей, интересующихся астрономией, стали возникать вопросы. В частности, как получилось, что при действующем запрете на системе Коперника основывали свои исследования европейские ученые – Ньютон в Англии, Гюйгенс в Голландии, Кеплер в Германии, Ломоносов в России? Непонятно…

А все объясняется очень просто. Авторы, обвинявшие некую абстрактную церковь в гонениях на последователей гелиоцентризма, изображали дело так, будто существует некая единая христианская церковь. То есть отождествляли понятия «церковь» и «религия». Хотя религия это учение, а под церковью понимаются организации и люди. Так вот, в Европе и тогда были и сейчас действуют разные христианские Церкви – православная, католическая и несколько протестантских. При этом апологетов системы Коперника преследовала только одна Церковь – католическая. Поэтому и работали спокойно Ньютон, Гюйгенс, Кеплер и Ломоносов.

Оставим в стороне «просвещенную» Европу. Посмотрим, как и когда узнали о системе Коперника в «темной, варварской» России. Так вот, было это в ХVII веке. Примерно в 1655 году насельник Чудова монастыря в Кремле иеромонах Епифаний (Славинецкий) вместе с двумя другими монахами (имена их неизвестны) перевел трактат Иоганна Блеу «Введение в Космографию», содержащий изложение системы Коперника (издана в 1645 году в Амстердаме). Русский перевод вышел под заглавием «Зерцало всея вселенныя, или Атлас новый».

Как отмечено в книге Д.О. Святского «Очерки истории астрономии в Древней Руси», в «Зерцале…» гелиоцентрическая система излагается в следующих выражениях: «…прежде лет близ ста в мир паки произведе Николай Коперник, и ныне изящнейшие вси математики подражают: Солнце (аки душу мира и управителя вселенные, от него же земля и вси планеты светлость свою приемлют) полагают посреде мира недвижиму. Меркурия же на первом крузе…». И далее идет перечень планет, с указанием времени их обращения, и прилагается чертеж-план коперниковой системы.

При этом иеромонах Епифаний был не каким-то подпольщиком, а достаточно значимым церковным деятелем своего времени, сподвижником Патриарха Никона. Перевод и издание были выполнены по личному указанию Патриарха.

Однако переводом трактата с изложением системы Коперника дело не ограничилось. Царю Алексею Михайловичу понадобились масштабные иллюстрации. И они были сделаны. В книге Б.А. Воронцова-Вельяминова «Очерки истории астрономии в России» читаем: «На потолке дворцовой столовой царя Алексея Михайловича в 1662 году была нарисована огромная картина, изображавшая знаки зодиака, планеты и их сферы со всеми подробностями, звезды и кометы, эклиптику и другие линии, рассматриваемые в математической астрономии. Эту картину в 1688 году скопировали для столовой царицы Софьи Алексеевны, а затем и для других царских палат. Были и другие картины астрономического содержания, в том числе в палатах знаменитого Коломенского дворца, бывшего чудом русского деревянного зодчества. Астрономические картины писали мастера Иван Мировский, Степан Петров, Андрей Павлов, Юрий Иванов и Иван Безмин. Мастер Карп Золотарев написал красками на большом листе бумаги копию с картины, находившейся на потолке царской столовой, и, возможно, по ней Петр I в детстве знакомился с астрономией».

Но не только в царском дворце можно было ознакомиться с гелиоцентрической системой. В том же ХVII веке на городских рынках свободно продавалась большая печатная картина (типа современного плаката) с изображением «глобуса земного и небесного». На этом плакате были также изображены для сравнения все известные системы мира. О системе Коперника там были стихи, начинавшиеся такими словами:

«Коперник общую
   систему являет:
Солнце в середине вся мира
   утверждает…».

Это не значит, что гелиоцентрическая система сразу получила в России всеобщее признание. Были оппоненты, в том числе среди духовенства, особенно из старообрядцев, которые повторяли высказывание одного из самых яростных противников гелиоцентризма: «Коперник – Богу суперник». Были и позже, в ХIХ веке, случаи, когда некоторые представители отечественной интеллигенции не признавали не только учения Коперника, но даже шарообразности Земли… Но это никак не помешало распространению новейших астрономических знаний – такова была позиция руководства Русской Православной Церкви и царя Алексея Михайловича, поддержавших просветительскую деятельность ученого иеромонаха.

Что же за человек был Епифаний Славинецкий? А был это поэт, переводчик, филолог, оратор, богослов. За 26 лет жизни в Москве он оставил более 150 сочинений, переводных и оригинальных. Из переводов, наряду с богословскими текстами, биографы ученого монаха и священника отмечают «Географию» Блеу, «Анатомию» Везалия, «Гражданство обычаев детских» Эразма Роттердамского. Большой популярностью у современников пользовались лексикографические труды Епифания. – «Филологический словарь» и «Книга лексикон греко-славяно-латинский».

Такие вот бывали на Руси монахи…

Николай Дорожкин,
кандидат технических наук,
член Российского национального объединения историков естествознания и техники,
член Союза писателей России
Независимая газета

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
300
wpDiscuz