Sign in / Join

О том, как блаженная Алипия три года спасалась в дупле старой липы

Как блаженная Алипия три года спасалась в дупле старой липы

К 28-летию со дня праведной кончины Христа ради юродивой монахини Алипии (Авдеевой +30.10.1988)

О ней написаны книги, стихи и песни, акафисты и молитвы, сняты фильмы. Сайт, посвященный святой подвижнице, посетило более двух миллионов человек. Сотни свидетельств чудесной помощи матушки Алипии при жизни, а ещё более – после праведной кончины собраны в несколько томов, изданных ее духовными чадами и почитателями.

Один из них – недавно почивший в Почаеве бывший настоятель Демиевской Вознесенской церкви протоиерей Мефодий Финкевич (+24.05.2016), знавший Матушку при жизни, наблюдавший ее молитвенный подвиг и чудеса прозорливости. Он рассказывал автору этих строк, что каждый день обращался к блаженной даже в мелких бытовых вопросах. «Например, – вспоминал старец уже в стенах Почаевской Лавры при нашем последнем свидании, – у меня сломалась стиральная машина. А жил я один в квартире в Киеве. Вот и обратился я к Матушке, мол, вот стиралка сломалась, помоги! И что вы думаете? Включил еще раз, и мотор завелся, машина стала стирать белье…»

Охватить жизнь и подвиги блаженной Алипии в одной публикации невозможно. Мы коснемся лишь периода начального монашеского подвига Агафьи Авдеевой, сразу после пострига в Киево-Печерской Лавре в конце 1940-х.

«Липа в липе»

Так говорили о ней прихожане Киево-Печерской Лавры, указывая на молодую опрятную странницу, простоволосую, со сплетенной в «корзинку» каштановой косой: «Алипия – Липа». Она стояла, как свеча, на службе с небольшой котомкой, в которую складывала подаваемые ей наместником обители архимандритом Кронидом – ее духовником – сухари. Батюшке открыты были дарования молодой подвижницы, а возможно, и ее дальнейший духовный путь юродства и чудотворений, и он благословляет Алипию на необычное послушание – столпничество в дупле огромной липы в овраге за колодцем прп. Феодосия Печерского. Одновременно он постригает ее в мантию. Преподобный Серафим Саровский стоял на камне три года с молитвой Иисусовой. Блаженная Алипия провела в дупле дерева, где можно было лишь стоять согнувшись или на коленях, также три года. Когда зимой вьюга заметала дорожки и снежный покров становился выше и выше, так, что подвижница оказывалась в снежном плену и не могла подняться в Лавру к Божественной службе, о. Кронид сам приходил к дереву с молитвой и вопрошал Алипию: «Ну, что ты там, не замерзла?» «Вашими молитвами, батюшка», – отвечала та. Старец передавал ей сухари и без всяких сантиментов, но с любовью произносил: «Спасайся, дочка» – и уходил восвояси.

Наступала ночь, сияли звезды, на небо восходила белая луна и заливала божественным светом древнюю Лавру, застывший подо льдом седой Днепр, служивший некогда купелью крещения киевлян времен князя Владимира.  Его силуэт на Владимирской горке не был виден, но Матушка знала, что и великий князь невидимо присутствует и здесь, в святой обители, и молится о древнем граде своем и всей земле Русской, погрязшей в тине безбожия и атеизма. О чем думала она, о чем молилась? Может быть, вспоминала свое далекое детство и страшную трагедию в селе Вышелей Городищенского уезда Пензенской губернии – ее благочестивые родители за веру были расстреляны. После этого началась ее многострадальная скитальческая жизнь, сопровождавшаяся тяжелым трудом, преследованиями и нищетой.  «Жила тем, что Бог пошлет, ночевала под открытым небом; часто нанималась на поденную работу, чтобы иметь кусок хлеба и крышу над головой. Пережила гонения и тюрьму, военное лихолетье и преследования властей» (Житие блаженной Алипии).

По воспоминаниям современниц Матушки, видевших ее в тот лаврский период, у нее был «необыкновенно глубокий, чистый, теплый, ласковый, любящий взгляд, который делал ее молодой, преображая до девочки-подростка». «Я, тогда еще совсем ребенок, видела необычайную простоту, доступность, душевную теплоту Липы. Она всех любила, жалела, ни на кого не обижалась, хотя ее многие обижали своим непониманием того тяжкого креста, который она взяла на свои хрупкие плечи.

По внешнему виду она походила на странниц, которых в первые послевоенные годы в Киево-Печерской Лавре было очень много. Одетая просто и скромно, она была всегда аккуратной, чистой. От нее не исходило никакого неприятного запаха, какой бывает обычно от людей странствующих, ночующих на вокзалах, долго не моющихся. Для меня до сих пор остается загадкой: как Липе удавалось сохранять свою внешнюю чистоту, красоту и привлекательность, не имея крыши над головой. В ней не было ничего отталкивающего. Три года проводя ночи в дупле большого дерева, не имея пищи, она никогда не роптала, не просила милостыни, питаясь тем, что люди сами ей давали, и часто оставаясь без пищи.

Однажды мы с мамой увидели, как она стирала свое белье прямо в реке, где-то его высушивала и снова надевала на себя. И что удивительно, оно не было мятым, заношенным или порванным. Вещей никаких не имела, кроме небольшой котомки, которую всегда носила с собой» (1).

Могилка на Лесном кладбище, Голосеево

Автору этих строк довелось узнать о блаженной Алипии в начале 1990-х, побывать на ее могилке на Лесном кладбище на 8-м участке, где захоронены насельницы Флоровского монастыря. О житии Матушки мне ничего не было известно, но приведшие туда монахини рассказали, что она вела подвижническую жизнь, была юродивой, всю жизнь помогала людям. А накануне Чернобыльской катастрофы пешком обошла Киев с молитвой. И что у нее можно просить о помощи не только в духовных, но и простых житейских вопросах. Я не знал, о чем просить. На киностудии «Научфильм» лежал мой сценарий об одном известном киевском священнике, ныне почившем, но тогда еще живом. Сценарий долго не принимали в работу. И каково было мое удивление, когда буквально через день позвонил редактор и сообщил, что сценарий принят. Вскоре вышел и фильм «Священник отец Михаил». Это был первый эпизод, свидетельствующий мне, грешному, о том, что «дивен Бог во святых Своих» (Прокимен, гл. 4).

Прошло еще время, и мощи блаженной Алипии были перенесены в Голосеевскую Свято-Покровскую пустынь – место подвигов Матушки Алипии. Ее наместник архимандрит Исаакий, обретавший мощи блаженной по благословению светлой памяти Блаженнейшего Митрополита Владимира (Сабодана) рассказывал о той пасхальной радости, которая сопровождала участвовавших в перенесении святых останков.

И еще один удивительный факт, которым мы завершим наше скромное повествование. Решением последнего Синода УПЦ, состоявшегося 18 октября с. г., за 12 дней до дня памяти блаженной Христа ради юродивой монахини Алипии, «архимандриту Исаакию (Андронику), наместнику мужского монастыря “Свято-Покровская Голосеевская пустыньˮ быть епископом Ворзельським, викарием Киевской Митрополии».

Моли Бога о нас, Матушка Алипия!

Сергей Герук

1) Из воспоминаний Инны Александровны
pravlife.org

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
300
wpDiscuz