Sign in / Join

Ящик для ненужных детей

беби-бокс

Тема так называемых «беби-боксов» неожиданно стала одной из самых обсуждаемых

Только за последний год в Государственную Думу было внесено два законопроекта, разрешающих введение«беби-боксов», и один – запрещающий. Первый из разрешающих законопроектов был внесён сенаторами К. Добрыниным и В.Тюльпановым. Он предусматривал возможность сдавать в Государственную Думуящики ненужных детей в возрасте до одного года, и давал право некоммерческим организациям (НКО) на сбор таких детей безо всяких ограничений. Дума отклонила эту инициативу.

Второй законопроект был внесён через полгода сенаторами В. Тюльпановым, Л. Гумеровой, Е. Афанасьевой, к которым позднее присоединились депутаты А.А. Журавлев, С.П. Горячева; сенаторы Н.Н. Болтенко, В.С. Тимченко, В.В. Полетаев, В.М. Бочков, В.С. Сондыков, В.А. Петренко, А.И. Отке, В.И. Круглый; А.И. Широков; Э.В. Исаков; Л.В. Козлова; И.Н. Шубин; В.М. Джабаров; Р.Э. Гольдштейн, Т.Р. Лебедева, Е.В. Попова. Законопроект снизил возрастную планку для детей до шести месяцев и перенёс финансовое бремя установки и эксплуатации ящиков на регионы, сейчас он ожидает рассмотрения.

Можно понять мать, в состоянии стресса оказавшуюся в жизненном тупике с новорожденным на руках, без помощи и перспектив, без социальной поддержки – ей, безусловно, нужно помочь, и чем скорее, тем лучше. Но возможность сдать «в мусор» полугодовалого (а то и годовалого, как в первом варианте) ребёнка, который уже общается, растёт, играет в игрушки, стал частью твоей жизни – не подлежит никакому объяснению и оправданию. Зато это очень востребованный возраст для тех, кто проявляет к детям торговый интерес, чтобы получить бесконтрольный доступ к младенцам.

Что касается законопроекта сенатора Е. Мизулиной и депутата Госдумы О.Л. Михеева о запрете «беби-боксов», то в нём предусмотрен запрет на создание «специально оборудованных мест в медучреждениях, в которых родители могут анонимно оставлять детей», наказание в виде штрафа от 1 до 5 млн рублей и приостановку деятельности учреждений, размещающих «беби-боксы» на своей территории на срок до 90 дней.

Правительство на данный момент не поддержало законопроект в этом виде, предложив внести изменения, поскольку «подобные санкции могут парализовать деятельность медицинских учреждений, в которых устанавливаются подобные устройства, и серьёзно подорвать их бюджет». Помимо этого в отзыве правительства указано, что «для предотвращения случаев оставления новорожденных родителями, необходимо принять комплекс мер в рамках Национальной стратегии действий в интересах детей, включая поддержку беременных женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации».

На фоне этих событий СМИ развернули дискуссию, которая создаёт у населения неверное представление о том, что «беби-бокс» – это просто невинная общественная инициатива, у которой есть свои плюсы и минусы, и которую можно разрешить или запретить в зависимости от ситуации.

В Общественной палате РФ экстренно прошёл круглый стол, на котором автор идеи распространения ящиков для детей по всей России Елена Котова пыталась с помощью голых цифр, обнаруженных в интернете, и псевдонаучных выкладок безымянных экспертов доказать необходимость срочного внедрения её детища.

«Коробка для ненужных детей», а именно такова суть т.н. «беби-бокса» – это металлический контейнер, устанавливаемый в стене дома в условном учреждении (больница, церковь и т.п.) и открывающийся снаружи и внутри.

В течение 30-60 секунд, пока за помещённым внутрь ящика ребёнком закрывается люк, мать ещё может передумать и забрать его, но после этого – лишь на основании ДНК-экспертизы (цена в России – 40 тыс.рублей).

Предполагается, что этот ящик послужит благородной цели спасения жизни ребёнка: мать, в данном случае, не опасаясь уголовной ответственности за его оставление, сможет спокойно оставить там дитя, а не прибегать к криминальному способу избавиться от него. С этой же целью возле окошка не будет видеокамер и охраны.

При этом никто и не думает поинтересоваться опытом тех стран, где подобное уже введено в обиход. Так, в Германии, одной из первых в Европе внедрившей ящики в 2000 году, сейчас принято решение об отказе от них в пользу анонимных родов, поскольку ими стали широко пользоваться согрешившие замужние фрау, а процент выброшенных маргиналами детей остался прежним, да еще с тенденцией к росту.

Европа вовсе не спешит выбрасывать ненужных детей: так, в Великобритании оставление ребенка до двух лет является уголовно-наказуемым деянием, Голландия считает анонимный отказ от ребенка преступлением, Швеция не только запрещает это, но и выстраивает многоплановую помощь детям, матерям и семьям в тяжелых жизненных ситуациях.

Контроль ни за «беби-боксами», ни за детьми, которые туда попадают, невозможен по определению. При попытке установить судьбу младенцев, подброшенных в ящики в Германии, выяснилось, что каждый пятый ребёнок бесследно исчез.

Никто не сможет помешать использовать ящик по своему усмотрению: отправить, скажем, туда втайне от матери ребёнка-помеху, поместить надоевшего родственникам ребёнка-инвалида, устранить внезапно появившегося наследника, засунуть достаточно подросшего ребёнка – именно такие ситуации знает мировая практика применения этого псевдоспасительного средства.

А если представить ситуацию, когда ребёнка похищают из коляски на улице и отправляют в ящик для сокрытия следов преступления и последующей легализации продажи?

В жарких дискуссиях отчего-то никто не поднимает вопрос и о материальной стороне дела: стоимость одного такого ящика для оставленных детей варьирует в пределах полутора миллионов рублей, к ней также нужно добавить стоимость его рекламы, обслуживания и иные расходы.

Нужно не позволять себя запутать и сделать общество заложником чужого бизнеса: предпринимательница из Перми Елена Котова, запустившая этот проект в России, планировала наладить выпуск отечественных «беби-боксов» и продажу их по стране, для чего закупила для начала за рубежом 3 таких ящика по 4 тыс. евро и развернула агитацию в регионах, склоняя общественников к покупке у неё ящиков.

При этом только наличие многоканального телефона с единым номером для будущих матерей, не знающих, как им быть в конкретной тяжёлой жизненной ситуации, создание для них мест, где они могли бы находиться какое-то время после роддома, возможность последующего трудоустройства для выправления экономической ситуации, небольшая материальная помощь на первое время — обошлись бы бюджету много дешевле, заодно на градус повысив общественную мораль.

А ведь можно ещё увеличить пособие для матерей, запретить опеке наказывать мать за бедность и начать всячески помогать ей, поскольку она сейчас растит будущее страны. Но расширяющийся список депутатов, горячо присоединившихся ко второму закону Тюльпанова об установке ящиков для сбора ненужных детей, отсутствие на сайте Думы АСОЗД (Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности) текстов данных законопроектов отчего-то не оставляют надежды на такое государственническое видение проблемы народными избранниками.

В тюльпановских законопроектах нет ни слова об исследовании проблемы инфантицида (убийства младенцев), а также неопровержимых доказательств необходимости их установки.

За время существования так называемых «бэби-боксов» с 2011 года во многих регионах ими вообще никто не воспользовался, как например, во Владимирской области, где его благополучно закрыли.

Перспектива введения «бэби-боксов» создаёт для общества иллюзию решения проблемы. При этом у самой женщины проблемы остаются, но к ним затем присовокупляются и запоздалое раскаяние, и чувство вины, и отсроченные тяжёлые последствия посттравматического стресса.

И абсолютно никто не ведёт речь о праве ребёнка на то, чтобы знать свои корни, свой род, свою историю. Каково это – всю жизнь знать про себя, что ты – никому не нужный подкидыш, выброшенный вовне из своего рода? Это – при самом благоприятном сценарии.

Лоббисты спекулируют на сострадании общества и выдвигают безальтернативный, по их мнению, тезис: «Даже если хотя бы одного ребёнка при этом можно спасти – «беби-боксы» нужно ставить!». И жалостливые граждане, не особо вдумываясь в аргументы, подхватывают это заклинание, выбирая «меньшее из двух зол». Но младенец, оставленный анонимно, без видеозаписи, свидетелей и учёта – слишком соблазнительная добыча для криминальных структур, сделавших детей товаром.

Дискуссия, похоже, только разгорается, и для того, чтобы направить её в нужное русло, обществу нужно начать с базовых понятий, хотя бы с правильного обозначения обсуждаемого явления, без попыток придать ему благообразие, назвать по-русски вещи своими именами – не спасительный «бэби-бокс», а «ящик для ненужных детей».

Ведь каждый такой «ящик» – средство изменения сознания общества, получающего искаженный информационный посыл: когда человек тебе не нужен, от него можно избавиться, главное, сделать это «цивилизованно»: не выбрасывать в грязный ящик на помойку, а положить в чистый ящик при больнице. Устанавливая такие ящики, государство даёт обществу сигнал, что с детьми можно обращаться как с мусором: вот ящик для пластмассы, вот ящик для пищевых отходов, а вот – для детей, которые никому не нужны.

Людмила Рябиченко
Столетие.Ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
300
wpDiscuz