Sign in / Join

Житие святителя Гурия (Руготина), архиепископа Казанского

Житие святителя Гурия (Руготина), архиепископа Казанского

В росписях Благовещенского Собора г. Казани мы встречаем изображения святителя Гурия не раз. Около золочёной раки с частичкой мощей святителя на аналое покоится икона с его ликом. Перед ступенями, ведущими в южный придел Бориса и Глеба, на стене висит большая икона, изображающая трёх святителей: слева – Гурия, по центру – Варсонофия, справа – Германа. На иконостасе, в восточной его части, в самом нижнем – местном ряду, на одной из икон изображены слева – Гурий, справа – Варсонофий. Росписи на галерее изображают успение святителя Гурия и обретение мощей Гурия и Варсонофия.

Святитель Гурий, в святом крещении Григорий, родился в небольшом городке Радонеже Московского княжества, верстах в десяти от Сергиева Посада. Родители его были незнатные и небогатые дворяне по фамилии Руготины. Будучи людьми благочестивыми они воспитали сына в страхе Божием. Григорий был нрава кроткого, сердечно предавался молитве, усердно посещал храм Божий, благотворил, сколько мог, бедным и вообще старался о том, чтобы угодить Богу.

Его благонравие и благоразумие обратили на себя внимание соседнего боярина князя Пенькова, и он пригласил Григория к себе, поручив ему управление всем своим домом. Григорий поддерживал в доме примерный порядок и этим заслужил полное благоволение князя и княгини. Ещё более чем своею распорядительностью и честностью, Григорий обращал на себя внимание тем, что вёл жизнь благочестивую, в посте и непрестанной молитве. Но именно такая жизнь его возбудила зависть в сердцах его товарищей, которым стало невыносимо видеть благополучие ближнего: они решили оклеветать его перед князем в преступной связи с княгиней. Разгневанный князь, поверив клеветникам, хотел было в припадке ревности убить Григория, но потом одумался и ограничился местью: приказал сделать крепкий деревянный сруб и безжалостно опустил Григория в тесную и убийственную для здоровья яму. Ему ничего не позволено было взять, кроме святой иконы Божией Матери с Предвечным Младенцем, пред которою он и совершал свой молитвенный подвиг. Свет в его темницу падал только сверху, в небольшое окошечко. А для того, чтобы страдалец не умер голодной смертью, князь приказал бросать ему в отверстие сноп овса на пять дней и давать понемногу воды.

Невыносимо было положение страдальца, но пребывая в своей темнице, Григорий стал вспоминать подвиги мучеников и других святых мужей, принявших за имя Христово величайшие страдания и даже смерть. Каждый день он благодарил Бога за данный ему крест и верил, что без воли Божией и волос с головы человека не падает, что воля Божия, благая и совершенная, всё направляет к нашему спасению, следовательно, случившееся с ним должно послужить к лучшему и для него. После таких размышлений он ещё с большею горячностью обращался к славословию Божию. Душа его в уединении сроднилась с молитвою. Он возненавидел все житейские попечения и дал твёрдый обет, если только будет избавлен от заточения, вступить на путь монашества. Уже проходил второй год заключения, когда один из товарищей по княжескому дому, друг Григория, упросил сторожа, чтобы тот дозволил ему подойти к окну темницы и поговорить с заключённым. Расспросив о его состоянии, он предложил узнику доставлять ему более приличную пищу. Но Григорий, поблагодарив его за участие, сказал: «Меня питает многая и преизобильная благодать Божия! Без наказания, которое терплю я, душа моя могла бы остаться не исцелённою. Благодарение Богу за всё! В пище я не имею нужды, а прошу тебя приносить мне чернила и бумагу: я стану писать азбуки, а ты будешь продавать их и за вырученные деньги покупать бумаги, часть же раздавать нищим». Благочестивый муж, и в темнице пребывая, хотел, чтобы люди поучались закону Божию и чрез то получали вечное спасение. Сам, терпя крайнюю нужду во всём, он приказывает отдавать все свои трудовые деньги в пособие братьям своим нищим! Друг свято исполнял волю Григория до дня его освобождения, а Григорий всё проведённое ещё в темнице время писал маленькие книжечки…

Освобождение Григория совершилось чудесным образом. По прошествии двух лет со дня заключения он вдруг увидел в двери своей темницы пробивающийся свет, как бы дверь была слегка приотворена. Не понимая, что это такое и боясь обмана вражия, он помолился усердно, потом подошёл к двери, коснулся её рукою, и дверь отворилась. Он понял, что Господь указывал ему свободу. Возблагодарив от души Бога, он взял икону Божией Матери, бывшую с ним в темнице, никем не примеченный прошёл через княжескую усадьбу, и направился прямо в обитель Преподобного Иосифа Волоколамского. Там он и постригся в монашество, приняв имя Гурий.

Обитель эта славилась в то время строгостью своих уставов. Новый пришелец в ней, Гурий не только не отставал от других, но скоро стал образцом даже для престарелых подвижников. Святая жизнь его привлекла к нему сердца братии и обратила на него внимание начальства, так что через некоторое время Гурий был поставлен в Иосифовом монастыре игуменом. В новом звании своём Гурий неустанно заботился о спасении всех находившихся в его обители иноков, отдавая им всё своё время и всячески их просвещая.

Слава о добродетельной жизни мудрого настоятеля не утаилась от людей: о нём узнал царь Иоанн Васильевич Грозный, и по его приказу Гурий, после почти десятилетнего управления Волоколамскою обителью, был переведён настоятелем в Троицкий Селижаров монастырь Тверской епархии. Впрочем, в Селижаровом монастыре пребывание его было недолгим – всего лишь один год: Господь приготовил Гурию иную, для него совершенно неожиданную должность.

Прошло уже два года, как покорилось Руси царство Казанское. Для распространения христианской веры в новоприобретенном крае царь Иоанн Васильевич Грозный, по совещании с первосвятителем московским Макарием (день памяти 30/12 января) и другими русскими святителями, постановил открыть в крае особую епархию. Это место служения в тогдашнее время было чрезвычайно важно. Для проповеди народу, не познавшему ещё Христа, требовался муж с духом апостольским и исполненный всех христианских добродетелей. Поэтому и избрание архипастыря происходило необыкновенным образом. Избрали четырёх честных, благоговейных и духоносных кандидатов из священноиноков. В числе их находился и селижаровский игумен Гурий. Следуя древнему обычаю Православной Церкви, решительный выбор из означенных священноиноков предоставлялся Господу Богу посредством жребия. По совершении молебного пения митрополитом взяты были с престола два жребия из четырёх. Эти два жребия, по уничтожении двух оставшихся, снова были положены на престол. После нового молебствия взят был с престола один из жребиев, решающий дело: жребий оказался с именем Гурия. Тогда царь, митрополит и все бывшие в храме единодушно прославили Бога, видя в избрании Гурия Его святую волю.

7 февраля 1555 года митрополитом Макарием, в сослужении двух архиепископов и семи епископов, с необычайною торжественностью, в присутствии царя, высочайшего двора, послов, знатных князей и бояр, совершено было посвящение игумена Гурия в епископа Казанского. С великою торжественностью нового архипастыря отправили в его епархию. После напутственного молебна, совершенного митрополитом Макарием, сам царь Иоанн Васильевич проводил его до врат Кремлевских, а весь освящённый собор проводил через Москву, до места, где Гурий с сопутствующими ему, сел в ладьи на реке Москве.

По пути в каждом городе, в каждом селении архипастыря встречали молебнами, и он сам совершал молебны, так что всё путешествие его до Казани, продолжавшееся два месяца, было почти непрерывным молением. Архиепископ Гурий совершил путь свой водою: из Москвы реки по Оке, а потом Волгою – до Казани.

Святителю Гурию назначены были в сотрудники и помощники в его многотрудном служении, достопочтенные мужи: Герман, бывший архимандрит Старицкого монастыря, и Варсонофий, игумен Песношского монастыря. Кроме сих двух святых мужей, впоследствии Богом прославленных чудесами и нетлением, святителю для будущих обителей и приходских храмов даны были и другие лица из чёрного и белого духовенства. Он обильно был снабжён от щедрот царя и первосвятителя московского драгоценною церковною утварью, облачениями, богослужебными книгами и святыми иконами.

По прибытии в Казань 26 мая 1555 года первым делом святитель Гурий воздал Господу Богу торжественное благодарение за благополучно совершённое путешествие и освятил град. Он обошёл крестным ходом весь город, осеняя его на все стороны крестом и окропляя святою водою. Пламенно молился он при этом, дабы благодать и сила Божия от освященного города обильно изливалась и на все улусы и селения иноверцев и язычников. Вступив в управление новой епархией, Святитель Гурий, следуя совету царя и митрополита Макария, более всего заботился о том, чтобы сотрудники его – архимандриты, игумены, протоиереи и иереи – ревностно исполняли свои обязанности. Чтобы вся паства его жила по заповедям Божиим, чтобы христиане обращались с иноверцами кротко и любовно, располагая их к принятию православной веры.

Много трудов и забот предстояло святителю Гурию среди его новой паствы. Христиан из коренных русских было очень мало, а обращавшиеся из магометан и язычников, как малые и несмышлёные дети, требовали учения совершенно ясного, убедительного, твёрдого, исполненного евангельской любви к ближним. В таком именно пастырском духе и учил новый святитель. В речах его слышалось искреннее желание всем вечного спасения, и потому слова его сильно действовали на сердца неверных, располагая их к христианской религии и наполняя любовью к Христу. В великом множестве приходили они к святителю и принимали святое крещение. Архипастырь прилагал также особенное попечение о воспитании детей – как новообращённых, так и вообще христиан. Он заводил для этого училища при монастырях и церквах (большей частью при нём и построенных). Святитель Гурий был милостив ко всем нуждающимся и ни одного бедняка или скорбящего не мог он видеть без того, чтобы не оказать им помощи и утешения. «Живяше преподобный, – пишет о нём блаженный Гермоген, – нищия кормя, неимущия всеми потребами удовляя, и бедныя и вдовицы и сироты заступая и от бед изымая». При этом святитель с одинаковою любовью благотворил и неверным.

Строго следя за всем, лично во всё вникая, святитель скоро увидел, что для успешного обращения неверных ему необходимо на месте, в Казани, приготовить себе сотрудников. С этою целью он на второй же год по прибытии в Казань учредил при Спасо-Преображенском и Богородицком Зилантовом монастырях школы для обучения детей.

Среди разнообразных трудов по управлению епархией и монастырями, по обращению неверных, утешению скорбящих и нуждающихся, святитель никогда не оставлял своей келейной молитвы. Молитва составляла самую необходимую и самую любезную пищу для его сердца, которой он посвящал целые ночи. При строительстве в Казани каменного собора в честь Благовещения Пресвятой Богородицы с приделом во имя святых Страстотерпцев князей Бориса и Глеба, за постройкою которого он имел самый ближайший надзор, он любил предаваться молитве в придельном храме Страстотерпцев, в удалении от людей.

Таковые труды святителя, крайнее изнурение в темнице, подвижническая жизнь и преклонные лета, привели телесные силы его в великое ослабление – он был повержен болезнью на долгих три года. Святитель не мог уже совершать служение. Даже при богослужениях в церкви, куда в праздники его приносили на руках, он присутствовал сидя или лежа. Но дух его был бодр: он по-прежнему молился и молитвою низводил благодать небесную на свою паству. В болезни своей он нередко повторял: «Всё настоящее время есть время трудов. Вознаграждение получается в жизни будущей. Небесные радости дарованы будут только тому, кто на земле подвизается и для получения благ нетленных оставляет тленные. Должно подвизаться, несмотря ни на какие трудности и неудовольствия, – яко недостойни суть страсти нынешнего времени к хотящей славе явитися в нас».

Особою любовью архипастыря пользовался настоятель Казанского Спасо-Преображенского монастыря архимандрит Варсонофий, прибывший с ним вместе в Казань. Во время болезни Гурия архимандрит Варсонофий был при нём неотступно. Ему же святитель приказал облечь себя в великий ангельский образ – схиму, когда почувствовал приближение своей кончины. В 8 часов вечера 4 декабря 1563 года великий архипастырь мирно почил сном праведных. Казанская паства оплакала своего доброго святителя, как оплакивают дети нежно любимого отца. Тело его было погребено, по завещанию, за алтарем соборного храма Спасо-Преображенского монастыря.Житие святителя Гурия (Руготина), архиепископа Казанского

Спустя тридцать два года после смерти святителя Гурия (в 1596 году) в Спасо-Преображенском монастыре началась постройка нового каменного собора в честь Преображения Господня, на месте существовавшего деревянного. А так как новая церковь своими размерами была гораздо больше прежней, то предстояло отнести восточную стену нового храма на несколько саженей далее алтаря прежней церкви. При этом пришлось потревожить могилы святых Гурия и Варсонофия. Когда гробы их были со всеми предосторожностями выкопаны из земли и затем, с подобающим благоговением и молитвословием вскрыты, то телеса святых оказались нетленными. При этом гроб святителя Гурия был наполнен благоухающим миром, и так обильно, что святые мощи его, как свидетельствует Казанский митрополит Гермоген, плавали в этом мире. Велика была радость жителей города Казани и всего края, во множестве притекавших к мощам прославленных Богом святителей. При этом страждущие разными болезнями, одержимые нечистым духом получали скорое исцеление, особенно от помазания миром из гроба святителя Гурия. Вскоре после сего к соборному храму Спасо-Преображенского монастыря был пристроен придел во имя святителей Гурия и Варсонофия, и в нём были поставлены мощи святых, в подобающих святыне ковчегах, один подле другого.

В 1630 году мощи святителя Гурия были переложены из деревянного ковчега в серебряную раку и перенесены в Казанский кафедральный собор, самим Гурием построенный.

Там и почивали святые мощи, пока не наступили для православной церкви дни испытаний и гонений. После прихода к власти большевиков все храмы и монастыри в Казанском Кремле были закрыты. После долгих переговоров верующим было позволено под покровом ночи, без звона колоколов, перенести храмовые и монастырские святыни в ещё действующий в то время Казанский Богородицкий женский монастырь, основанный на месте явления Казанской иконы Божией Матери. В числе этих святынь были мощи святителя Гурия и Варсонофия. Здесь они нашли временное пристанище под покровом Божией Матери. После закрытия монастыря в 1929 году мощи святителя Гурия некоторое время находились в церкви святой великомученицы Параскевы Пятницы, которая была в то время кафедральным собором обновленцев. После его закрытия святые мощи были перенесены в храм Ярославских чудотворцев на Арском кладбище (единственную действующую церковь во всё время правления большевиков) где обретают свой покой до сего дня, изливая и поныне обильные чудеса всем с верою обращающимся к великому светильнику нашей земли святителю Гурию.

В 2005 году частичка мощей святителя Гурия, первого архиепископа Казанской епархии, была перенесена в Благовещенский кафедральный Собор Казанского кремля.

Благсобор.ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
avatar
300
wpDiscuz